Статьи о Намибии в отечественной прессе-3

Здесь мы приводим некоторые статьи о нашей стране из российской прессы. См. также Статьи, Статьи - 2.

Елена КАНУННИКОВА, "Новая Сибирь"

Зимой в Южной Африке малолюдно, но многозверно

Голые бушмены сохранились лишь в музее

ТРИ недели в Намибии пролетели незаметно, как это всегда бывает с "отпускным" временем. Для тех, кто не знает, где это, объясню просто - на юго-западе Африки. Южнее только ЮАР, западнее - только Атлантический океан. Впрочем, люди старшего поколения наверняка помнят времена, когда СССР кому только ни помогал, в том числе и братской Намибии, вернее, ее национально-освободительному движению. В конце концов Намибия все-таки стала свободной страной, во что трудящиеся Советского Союза тоже внесли свой скромный вклад. Но сегодня речь пойдет совсем не об этом, ведь путешествуя по стране, мы меньше всего думаем о политических коллизиях и пытаемся попросту получить удовольствие от передвижения и созерцания красот природы и творений человека.

Наиболее яркие впечатления об этом путешествии можно кратко изложить в двух тезисах. Во-первых,
путешествовать по Намибии удивительно легко и приятно, но жить все-таки лучше в Сибири. И второе - в
Намибии приятно малолюдно, можно ехать часами, не встретив ни единой живой души. Согласно переписи от
1991 года все население этой довольно крупной страны составляет 1.549 миллиона жителей. Если вы помните,
примерно столько же проживает в нашем родном Новосибирске.

Как и большинство моих сограждан, я не очень большой специалист по странам Африки. Про Намибию
определенно я могла сказать лишь, что чернокожие (слово "негр", согласно международным правилам
вежливости, по отношению к этой расе употреблять не рекомендуется) там есть и их там много. Для трех
недель этого явно недостаточно, поэтому я решила проштудировать путеводитель для немецких туристов.

Когда читаешь в книжке, что климат в стране "субтропически-континентальный с сильными перепадами
дневных и ночных температур", то картина в целом выглядит не так уж страшно. На деле 80 процентов
территории Намибии - сплошные пустыни и полупустыни с редкими вкраплениями саванн и редколесий. Вот
уж где вспоминаются, казалось бы, напрочь забытые сведения из школьного курса географии! Что касается
меня, я вспомнила про выветривание, эрозию и засаливание почв и суккуленты (но это скорей из ботаники).
Особенную гордость за систему образования я испытала в момент, когда ловко и внятно смогла объяснить
местному знатоку сафари разницу строения когтей леопарда и гепарда. Знаток искренне изумился, я тоже.

Но вернемся к нашим пустыням и полупустыням. Забавно, что они начинаются сразу по пересечении границы
между ЮАР и Намибией. Сама граница проходит по довольно полноводной, по африканским меркам, конечно,
реке. Дальше все реки можно описать одинаково - "здесь была река" или "три месяца в году, а именно летом,
здесь течет река". Намибийские пограничники только на вид кажутся суровыми парнями с непроницаемыми
лицами. Один из таких крепких, невероятно черных и громадных пограничников, увидев мой паспорт,
немедленно сменил каменную гримасу на ослепительную улыбку в 32 зуба (что тоже редкость - большинство
чернокожего населения независимо от возраста страдает нехваткой зубов): "Ah! Soviet Union!!!", - мягко и почти
восторженно восклицает он. "Совьет Юнион не существует уже лет десять как", - хочу ответить я, но вовремя
останавливаю себя - для просветительской миссии не очень подходящий момент. Пограничник от души
штампует мой паспорт, и мы отправляемся прямиком в пустыни и полупустыни.

Джинсы и кока-кола сделали свое дело

Мы едем и, благо пейзаж за окном нашего джипа не располагает к бурным дебатам, лениво переговариваемся,
кто что хочет увидеть в Намибии. Мой немецкий друг страстно желает увидеть купающихся слонов, я же хочу
хоть одним глазком посмотреть на настоящих бушменов, которые до сих пор живут по-первобытнообщинному
и разгуливают по бескрайним африканским просторам едва ли не голые. В Кейптаунском музее африканских
культур довольно правдоподобно воссоздан быт этого удивительного дикого народа, включая фигуры,
воссозданные по слепкам с реальных бушменов. Эта экспозиция, к слову, вызвала неоднозначную реакцию
общественности - многие требовали убрать "бушменский уголок", как принижающий достоинство и
достижения великой африканской культуры.

Ближе к полудню мы добираемся до местечка Аи-Аис, славного своими горячими источниками (очень
актуально в пустыне!) и тем, что именно здесь берет начало Fish River каньон, второй по величине после Гранд
Каньона в США. Мы регистрируем прибытие в местном кемпинге, где служащий предъявляет нам счет в $130.
"Не хило за одну ночь в палатке!" - чуть ли не хором произносим мы, на что служащий смеется: он имеет в виду
130 намибийских долларов ($1 Намибии = 1 Rand ЮАР = 0.32DM = $0.63 US). Но самое большое
разочарование ожидает меня вечером, когда за grillparty профессор из Порт-Элизабет сообщает, что бушмены в
том виде, как они представлены в музее и моей голове, больше не существуют. Бедняги повторили судьбу
американских индейцев и наших малых народов Севера. "Африка уже не та, - жалуется он, - теперь женщин с
голым бюстом и мужей в набедренных повязках не увидишь". Все оделись в джинсы и стали культурными.

На следующий день мы отправляемся осматривать Fish River каньон. Двух часов по влажной жаре и
неимоверной духоте с непременными мухами вполне хватило для понимания, что каньон, нет слов, хорош, но
как хочется обратно в кемпинг в прохладный бассейн. По пути встречаем группу сумасшедших, которые
прошагали все 87 км каньона от начала до конца: "Сколько еще до кемпинга?" Их изможденные лица не
отражали ни капли гордости и удовольствия от пройденного пути. "Минут сорок", - отвечаем мы и запоздало
смеемся: надо было сказать, что еще четыре часа топать! А каньон действительно потрясающе красив, особенно
когда проезжаешь мимо на автомобиле.

Негры преклонных годов выучили не только язык Ленина

Дальше наш путь лежит на запад к Атлантическому океану по историческим местам. Дело в том, что в конце
прошлого века и до первой мировой войны территория современной Намибии была немецкой колонией и
называлась Deutsch-Sud-West Afrika. Хотя немецкая колонизация продлилась недолго, отпечатки тех времен до
сих пор сохранились в Намибии. Это отражается, например, в хорошо отлаженной работе сервисных служб,
планировке и архитектуре городов, прекрасном состоянии дорог и некоторой пунктуальной дотошности
чиновников и служащих. Хотя немцы составляют на сегодняшний день всего-то 8 процентов населения
страны, немецкий язык наряду с английским и африкаанс считается третьим официальным государственным
языком. Еще бы, 80 процентов фермерских хозяйств страны находится в собственности граждан немецкого
происхождения. Особенно нас удивил небольшой, но чрезвычайно чистый и аккуратный городок Свакопмунд
(Swakopmund), где даже чернокожие говорят по-немецки. Вы, конечно, можете сделать заказ в ресторане и
по-английски, но темнокожий официант, принеся ароматный кофе в тонкой фарфоровой чашечке, очень нежно
скажет: "Bitte schon!"

Бриллианты под ногами, камни под колесами

Намибия, пожалуй, единственная в мире страна, где бриллианты валяются буквально под ногами. Поэтому на
юго-западе страны вдоль дорог частенько можно увидеть вывески следующего содержания: "Внимание! Вы
проезжаете через алмазные месторождения. Остановка и самовольные поиски алмазов по обе стороны дороги
категорически воспрещены!" Так и подмывает остановиться и поискать, только бы знать, как они выглядят, эти
необработанные алмазы... Впрочем, не одними алмазами славна Намибия. Ближе к северу сплошь и рядом
возле дорог местное население торгует чудесной красоты кристаллами и друзами кварца, агатами, гранатами и
прочими камнями. Стоят они до смешного дешево, но аборигены проявляют недюжинную смекалку - на
вопрос, где найдены камни, они дружно машут рукой в сторону севера и лопочут на невообразимо плохом
английском что-то про 300 километров. Расчет прост: ни один нормальный человек в здравом уме и доброй
памяти не решится на 300 км по неасфальтированной дороге, чтобы сэкономить 20-30 долларов. Только
благодаря одному не очень счастливому случаю мы раскусили хитрость коварных намибийцев.

Замечу сразу, что хорошим водителем меня можно назвать с очень большой натяжкой, особенно по горным
дорогам с левосторонним движением. Лучше было бы вообще не доверять мне руль автомобиля. Но если
по-человечески, то одному слишком тяжело вести машину по жаре, аккуратно объезжая кочки и камни, стараясь
не застрять в песке. Описывать минуты собственного позора тоже не менее тяжело, но придется... На одном из
отрезков пути дорога после тяжелого подъема резко обрывалась вниз и круто поворачивала влево, чего я
поначалу и не заметила. Когда заметила, было слишком поздно. Вписаться в этот поворот на огромной
скорости довольно сложно, оставалось одно - тормозить. Это, конечно, удалось, но не очень удачно -
автомобиль стоял передними колесами на дороге, а задними на откосе примерно в 75 градусов и вылезать
оттуда отчаянно не хотел. Выбор у нас был небольшой - либо ждать, когда нас кто-нибудь вытянет (не могу
сказать, что движение в этих местах очень оживленное), либо руководствоваться старой английской
пословицей "Используй все, что под рукою, и не ищи себе другого". Мы выбрали последнее, тем более что
маленькому "Фольксвагену", появившемуся через 45 минут, вытащить тяжелый джип было явно не под силу.
Часа три мы трудились, как рабы на галере, подкладывая крупные камни под задние колеса, дабы придать
автомобилю горизонтальное положение. Когда почти все было закончено и мы уже могли самостоятельно
справиться с проблемой, к нам на помощь примчались целых четыре автомобиля! Оказывается, местные
фермеры имеют хорошую радиосвязь и в случае чего охотно спешат на помощь.

В процессе перетаскивания увесистых булыжников с места на место мы отыскали невероятное количество
красивейших кристаллов и камней, которые валялись опять же под ногами, переливаясь и сверкая под зверски
палящим солнцем. Можно было начинать бойкую торговлю не отходя от места.

Если каждый возьмет по черепу...

Еще одна важная достопримечательность Намибии - так называемое побережье Скелетов (Skeleton Coast),
самое крупное в мире кладбище кораблей. Виновником частых кораблекрушений является очень быстрое и
чрезвычайно холодное атлантическое течение Бонгуэлла, благодаря которому здесь бушуют постоянные
штормы. Сильные ветры, а сразу за береговой чертой начинается голая пустыня без малейших признаков хоть
какой-нибудь жизни и, естественно, воды. Если морякам с потерпевших крушение судов чудом удавалось
выбраться на берег, то уж здесь-то их ждала верная смерть от голода и жажды. Когда подъезжаешь к Skeleton
Coast со стороны пустыни, то издалека заметно плотное скопление облаков, серых и густых, как грязный смог
над крупным городом. Возможно, поэтому аккуратный городок Хентис-Бэй (Henties Bay) выглядит уныло и
как-то по-сиротски: "Мы здесь по три недели солнца не видим. Иногда выезжаем в пустыню - погреться и
свету порадоваться", - пожаловались завсегдатаи местного бара. "Отличное место для самоубийц", - цинично
заметил мой друг, и мы поспешили покинуть унылый городок рыбаков.

В любом путеводителе по Намибии вы прочтете, что до сих пор остовы кораблей, человеческие черепа и кости
можно найти на побережье Скелетов, а время от времени океан выбрасывает золотые монеты и прочие
сокровища. Именно поэтому Skeleton Coast объявлен национальным парком, куда разрешается въезжать по
специальному пропуску. Заплатив примерно 80 долларов за две персоны и один автомобиль, мы покатились
вдоль побережья, предвкушая грандиозные находки. Однако корабли оказались ржавыми рыболовецкими
суденышками семидесятых годов этого века: "Такого хлама и в Новосибирске хватает", - справедливо заметил
мой друг. Тут дорога внезапно заканчивается массивными воротами с огромной надписью "дальше проезд
категорически в..." Мы чувствуем себя слегка обманутыми - все действительно достойные внимания корабли, а
также черепа и сокровища остались в зоне недосягаемости. "Дальше проезд только для организованных групп
под присмотром госслужащего", - объясняют нам на выезде. Ну ничего. Зато мы прочувствовали, как страдали
несчастные моряки, а пряников сладких, как, впрочем, и черепов, всегда не хватает на всех!

Роза пустыни ничем не пахнет

Довольные тем, что наконец вырвались из плена промозглого ветра в теплую солнечную и такую уютную
пустыню, мы с радостью предвкушали еще одно национальное намибийское чудо - Etosha National Park, где
гуляют животные невиданной красы. Желание увидеть свободно резвящихся слонов и жирафов было столь
велико, что мы совсем забыли об уникальнейшем растении Welwitschia mirabilis, так называемой розе пустыни,
которая водится исключительно в пустыне Намиб и нигде более в мире. Однако "роза пустыни" такова, что не
заметить ее сложно. Во-первых, это единственное растение, способное выжить в Намибийской пустыне.
Во-вторых, "розы" сильно напоминают гигантских пауков диаметром до 2 метров, которые раскинулись по
безжизненному, выжженному солнцем пространству. Картина в целом напоминала сцены из "Войны миров"
Герберта Уэллса. Только человек с очень богатой фантазией, а именно ботаник F. M. J. Welwitsch (1806-1872)
мог найти отдаленное сходство этого растения с розой. Луковица Welwitschia mirabilis (mirabilis в переводе с
латыни означает "прекрасная") лежит на глубине 3 метров; на поверхности же можно увидеть невероятно
длинные кожистые зелено-коричневые листья. Когда ветер развевает листья вельвичии, кажется, что
гигантский паук шевелит своими лапами. Несмотря на внешнее уродство, Welwitschia mirabilis - очень нежное
растение. Стоит повредить или съесть, что частенько проделывают изголодавшиеся зебры, один лишь лист, и
все растение погибает. И все же вельвичия не только украшает красную пустыню, но играет огромную роль в ее
жизни - в тени листьев находят покой, убежище и живительную влагу такие же отвратительные твари: пауки,
скорпионы, змеи и т. д. Как говорят, рыбак рыбака видит даже в пустыне.

Слоновье терпение вознаграждается слонами

К концу второй недели странствий по пустыням и полупустыням мы добираемся наконец до жемчужины Намибии -  Etosha National Park. Заплатив, как обычно, пошлину и получив permit на временное пребывание, мы въезжаем в царство животных. Не успеваем отъехать и ста метров от ворот, как дорогу пересекает стадо (шесть-семь особей) жирафов. Они совершенно не стесняются присутствия автомобиля. Правда, на резкие движения людей внутри и звуки речи реагируют мгновенно и пускаются наутек. Поверьте, бегущий жираф - зрелище, достойное восхищения. Дальше продвигаться становится все труднее - небольшие, но очень славные и миловидные антилопы Springbock, которых насчитывается здесь до 30 000 голов, устраивают свои комичные бои (видимо, за власть и женщин) прямо на дороге.

Совершенно сухая, без капли дождя зима (июль - самый разгар зимы) - самое тяжелое время для животных и
сущий рай для туристов. Мучимые жаждой животные прибегают к небольшим водоемам-лужам, так что,
набравшись терпения, можно увидеть и сфотографировать почти всех представителей намибийской фауны. К
тому же в сухое время года здесь нет комаров, следовательно, и малярии, что очень важно для
путешественника. В особенно засушливые зимы большинство естественных водоемов пересыхает, поэтому
служители заповедника выстроили множество искусственных, некоторые из которых даже освещены по ночам.
Так что у туристов есть возможность посмотреть типично ночных зверей - гиен, шакалов, леопардов и т. д.
Именно ночью нам посчастливилось понаблюдать за семейством носорогов. Когда самка с детенышем уже
напились и нарезвились в воде, у водопоя появилось слоновье семейство. Маленький носорожек совсем не
испугался огромного слона, предпринявшего попытку потеснить его от воды, а с воинственным ревом
бросился в атаку. Слон с позором ретировался.

За три дня ожидания в автомобиле у водопоев Этоша-парка (покидать автомобиль в целях безопасности
разрешается только в кемпинге) мы свободно ориентировались в животном мире, различали виды зебр и
антилоп. Однако мой друг Михаэль не хотел уезжать, не увидев купающихся и валяющихся в пыли слонов.
Однажды мы прождали в машине около 6 часов! Порядком осатанев от бесплодного ожидания, измученные
жарой, с рябью в глазах от бесчисленных зебр, мы отправились обратно в лагерь. Ворота в кемпинг
закрываются на закате (около 18.30), а опоздание карается суровыми штрафами. Мы ехали молча и старались не
смотреть в глаза друг другу, и вдруг мы их увидели! Стадо слонов, взрослые и детеныши, расположились
прямо у дороги и на водопой идти не собирались. Некоторые мирно объедали придорожные кусты и деревья, а
некоторые лежали в тени безо всякого интереса к пище. Изголодавшись по слонам, мы отщелкали целую
пленку в 36 кадров, над чем потом долго смеялись - что делать с 36-ю слонами? Разве что открыть галерею
слоновьих портретов.

Честно говоря, мы досыта наелись дикой природой и ее обитателями. Напоследок подобрали череп съеденного
кем-то жирафа и решили, что любопытным друзьям скажем - нашли на побережье Скелетов. "Как интересно! И
какой же национальности был моряк?" спросил кто-то уже в Кейптауне. "Истинный африканец!" - хором отвеча- ем мы. Итак, мы поспешили домой, то есть обратно в ЮАР. На границе нас встретил все тот же крепкий
парень с полноценной улыбкой: "А! Совьет Юнион, помню, помню!" И уже почти по-дружески помахал нам
вслед рукой. Южная Африка встретила нас дождем и сырым ветром, но если прочесть наши мысли в тот
момент, то боюсь, они были похожи: как прекрасен простой зеленый цвет!

В самом начале я заметила, что путешествовать по Намибии хорошо, но жить все-таки лучше в Сибири. Я не
отказываюсь от своих слов, но если вы напомните об этом в январе, возможно, я изменю свое мнение. Хотя в
январе в Намибии, как в аду на сковородке.

Город Windhoek / Виндхук
Страна Namibia / Намибия
Почта
wpe1.gif (1390 bytes)
elena@namibweb.com

Главная страница

Bookmark and Share

Page created and serviced by

www.namibweb.com

Copyright © 1998-2017 NamibWeb.com - The online guide to Namibia
All rights reserved |
VIDEO LIBRARY
Page is sponsored by ETS & www.namibweb.com
Disclaimer: no matter how often this page is updated and its accuracy is checked www.namibweb.com and ETS will not be held responsible for any change in opinion, information, facilities, services, conditions, etc. offered by establishment/operator/service/information provider or any third party