Статьи о Намибии в отечественной прессе

Путевые заметки. Как я ездил в Намибию.

Это было, когда я еще не был Африканцем, а приехал в Африку погостить. Последнюю неделю моего там пребы- вания мы решили провести на севере, и мы (мои друзья Мариус и Шарлотта и я)  поехали в  город Какамас, что в провинции Северный Кейп, на реке Оранжевой, где у марицса живет  брат. Было  начало  апреля. Строго говоря, это осень, но только не в Какамасе. Этот город находится у самого края пустыни Калахари, среди выжженной солнцем степи. Полоска зеленой растительности шириной в километр тянется вдоль реки Оранжевой. Там, где есть вода, растет все, включая апельсины и очень вкусный сладкий виноград. Дальше не растет почти ничего. Летом в  тех местах жара жуткая, а в апреле всего лишь +35. Мы собирались ехать в Калахари, где в это время +40. По- тому и выбрали апрель - летом там +54 бывает.

Река Оранжевая действительно оранжевая. Она не особенно широка, несколько пошире Ини, и сильно уже Оби. Но для Африки это большая река. Неподалеку от того места находится большой  и красивый  водопад Ахрабис и национальный парк  Ахрабис, где  можно видеть носорогов и жирафов. Местность вокруг водопада напоминает марсианский пейзаж - базальтовые холмы, красная почва, черные острые камни.
Город Какамас можно было бы назвать медвежьим углом, если бы это животное водилось в Африке. Выжженные солнцем пыльные улицы, маленькие магазинчики. Населен людьми простыми, грубоватыми и симпатичными. Брат Мариуса работает там врачом, он рассказал, что основная  болезнь тут - усталость сердца от неумеренного потребления бренди с кока-колой. Это тут самый популярный напиток.
Однако, несмотря на удаленность городка, мы обнаружили в нем Интернет-кафе (!) и  нашли в магазине  вещь, которую  я  не  видел больше в Африке нигде - бутылку водки Смирнофф (вино #21) российского производства (разлив г.Москва), за 36 рандов. Я ее, конечно же, немедленно купил.
Но я несколько отвлекся от основной темы. Неподалеку был кемпинг Molopo Lodge, хозяин которого,   некто Yopi, устраивал туры по Калахари - сажал людей в свой джип и возил по пустыне. Джип - это я для удобства сказал. На самом  деле это   лендровер, это только русские называют внедорожники джипами, у них это называется 4x4 vehi- cle. Продолжительность тура 2 дня, в него входит две ночевки в пустыне и  поедание  целой овцы. Разумеется, я заинтересовался, мы позвонили и заказали такой тур. Это было в среду утром, тур начинался в четверг вечером, в следующий вторник у меня  был  самолет  домой. Все складывалось замечательно, и мы решили на один день съездить в Намибию.
Мы заранее позвонили в консульство и узнали, что виза в Намибию не нужна. Виза бывает нужна только в богатую страну. Вообще, если в страну нужна виза, то эта страна или богатая, или косит под богатую. Итак, мы сели в машину и через несколько часов были на границе с Намибией, пограничный пункт Nakop  (на Намибийской сторо- не Ariamsvlei). Пограничник - пожилой негр - не стал даже проверять документы, записал номер машины, махнул рукой, и мы поехали. Никаких штампов он не поставил. Через 10 километров   намибийский пункт. Там были два веселых дружелюбных негра. Мы заполнили бумажку, они проставили штампы, и мы поехали.

Намибия - это страна больших расстояний и небольшой плотности населения. Дороги там прямые как стрелы, как правило  (но не всегда), довольно хорошие. Вот только на них бывают миражи. Вокруг - полупустыня. Серая поч- ва с очень-очень редкими колючими кустиками. Ближайший город Karasberg - 160 км. Город маденький, но
аккуратный. Надписи там на трех языках - английском, немецком и африкаанс. Мы перекусили в маленьком
аккуратном кафе, где в клетке сидел большой серый попугай, который нагло верещал, требуя мороженого. Я
купил ему мороженое.

Целью нашего путешествия был Fish River Canyon. К вечеру мы приехали в курорт Ai-Ais, находящийся в долине
- внизу этого каньона. Очень симпатичное место. Хозяйничают там немцы. Внимание привлекла табличка -
оплата принимается в двух валютах, ранде ЮАР и намибийском долларе. И никаких тебе долларов США!
Намибия - страна, где доллар - ничто, а ранд - это сила. Вот так.

К моему глубокому удивлению основным занятием жителей этих мест является разведение коров. Мне как-то
всегда казалось, что корова живет там, где холодно и влажно - где-нибудь в Архангельской области. Ан нет - в
пустыне тоже живет. От этого мясо у нее не жирное, и не водянистое, а эдакое плотное и вкусное. Особенно
когда хорошо прожаренное. А оно всегда хорошо прожаренное, потому что даже если попросишь "medimu done"
или "rare", все равно сделают "well done". Такая традиция. Ну и конечно, подается пиво и шнапс.

Наутро мы поехали наверх, смотреть сам каньон. Дороги тут уже совсем не черный асфальт - пыльные треки.
Каньон замечательный. Не Grand Canyon, конечно, но тоже впечатляет. Глубокий, здоровый. Кругом - скалы и
камни, еще более марсианский пейзаж, чем у водопада. Тут еще суше и еще жарче. Здесь американцы
испытывали свой марсоход, как говорят. Единственное растение, которое там растет - маленькие желтые
цветочки, похожие на лютики. Называются "Чертовы рога", потому что их семена - это композиция из 3
ортогональных шипов, один из которых в любом положении смотрит вверх. Он тебе впивается в пятку, тобой
переносится, и таким образом распространяется. Если в ботинках походить по обочине, вся подошва покроется
этими шипами. И понятно, что будет, если ходить без ботинок (если раньше не укусит скорпион).

Итак, мы поехали назад, навестили нашего друга попугая, и часов в 5 были уже на границе. Намибийские
пограничники дружелюбно поставили штамп в паспорте, и вскоре мы приехали на ЮАРовский пункт. И тут
начались приключения.

На ЮАРовском посту нам уже пришлось заполнять бумаги и показывать паспорта. Пограничник (все тот же
пожилой негр) из дружелюбного сразу превратился в строгого и самодовольного. Он ходил и всем гордо
демонстрировал свою бородку (жиденькая бородка у негров появляется после 40 лет, и то не у всех, и является
потому признаком зрелости). Он жутко удивился моему советскому паспорту, и долго искал, к чему бы
придраться. Наконец, нашел - "У тебя виза кончилась". И верно, на визе написано - "Виза действительна с 16 по
31 марта, сроком на 30 дней". Идиотская надпись. Мы стали наперебой объяснять мужику, что это въехать
первый раз в страну я должен до 31 числа, а оставаться там могу 30 дней, и то, что сейчас апрель - это
нормально. Он еще раз посмотрел паспорт, и рот его расплылся в блаженной улыбке. "Так ты уже въезжал в
страну?" - "Да, вот штамп аэропорта". "А вот тут написано - Single Entry" - победоносно заявил этот Наполеон, и
радость светилась на его лице. Ведь белого остановил! Пускать меня он наотрез отказался. Все, кто был на
пункте - один бельгиец, один немец и два южноафриканца, а также мы трое - стали объяснять ему, что это
ничего страшного, что меня не пускать - маразм, и так далее. Я ему говорю - у меня билет во вторник. Покажи,
говорит. А я его оставил в Кейптауне, и не только его, а и внутренний паспорт, и весь багаж, и разные другие
документы. В конце концов он сказал, что надо оформить визу, и делать это надо в консульстве в Виндхуке. Мы
ему сказали, что это более, чем в 1000 км оттуда, и мы доедем только к вечеру пятницы, когда консульство уже
закроется, а если ждать до понедельника, то никак не успеем до вторника. А, говорит, во-первых, это не его
дело, а во-вторых, виза все равно будет делаться две недели. Потому что, среди прочего, они будут запрашивать
посольство в Москве.

И тут я понял, что дело пахнет керосином. Я уже приготовился провести две недели в замечательном городе
Виндхуке, имея 100 долларов в кармане (столько у меня осталось к концу поездки), и вдобавок прощелкать
билет KLM до Москвы, а он стоил $1200 в два конца. Значит, в один конец, наверное, $800 - минимум. И мы
спросили - а нельзя ли еще чего-нибудь сделать? Как же нельзя, конечно, можно! Можно попробовать получить
временное разрешение на въезд. Я заполнил формы, уплатил, как сейчас помню, 276 рандов ($70), и мужик
позвонил в Преторию. Разговор был такой: "Тут из Намибии приехал русский с просроченной однократной
визой. Хочет въехать. Пускать?". "Не пускать". Он - мне: "Претория сказала не пускать". И деньги забрал.

Мы вышли на улицу, сели в машину и стали держать совет. Я говорю "Я вижу два способа. Первый -
попытаться проехать через другой пост. Второй - высадить меня через пару километров, я обойду пост сзади,
выйду на дорогу, и вы меня подберете". (Пост устроен так. ЮАРовский пост, 10 км дороги, граница
(проволочный забор), еще 10 км дороги, намибийский пост. То есть ЮАРовский пост можно запросто обойти.
Я хотел узнать их реакцию. Все-таки южноафриканцы имеют славу исключительно законопослушных людей.
Мариус мне сказал, что будет очень подозрительно, если они выйдут с поста со мной, а вернутся через 10
минут без меня. К тому же, если машина долго стоит на дороге недалеко от границы, это тоже будет
подозрительно. Перспектива нарушить закон не очень его напугала. А другой пост испытать можно, но
вероятность успеха он оценил как небольшую. Мы рассмотрели еще вариант поехать в Виндхук и купить там
билет до Кейптауна, а в Кейптауне, не выходя за пределы транзитной зоны, сесть в самолет в Москву. Вот
только неясно, как же мне передать мой багаж и билет. А сгонять из Виндхука в Кейптаун и назад тоже не
успеваем. Я спросил, нельзя ли проехать к границе на машине, но мне ответили, что граница - это по всей
длине проволочный забор, мы через нее не переедем, и даже подъехать к ней не сможем, потому что здесь уже
начинается пустыня, а для путешествия по песку хорошо годится Land Rover, и плохо - наш VolksWagen Jetta. Я
несколько удивился наличию забора - между Россией и Казахстаном, например, забора нет - но мне сказали,
что ничего особенного. Между любыми двумя фермами всегда забор, чтобы скот не уходил, и, естественно,
фермы по разные стороны границы разные. В общем, решили искать кого-нибудь, кто поможет меня через
границу переправить. А для начала позвонить этому Yopi, чтобы он отменил тур. Заодно и спросить у него,
может, чего подскажет. Этот парень был из числа таких, которые всех в округе знают, все им чем-то обязаны и
которые обычно могут все. Совсем как в России. Звонить на эту тему с пограничного поста глупо, сотовый
телефон здесь не работает, поэтому поехали к ближайшему телефону-автомату, который находится,
естественно, в городе Karasberg, 160 км оттуда.

На намибийской стороне нас встретили приветливо и, узнав, почему мы возвращаемся, стали охать, ахать и
почем зря костерить этих ЮАРовских пограничников, которые из-за идиотской причины доставляют людям
столько неприятностей. Штамп в паспорт мне ставить не стали, сказав, что старый еще действует. Так я
оказался в странной ситуации - в паспорте штампы о въезде в Намибию и выезде из нее, ни одного
ЮАРовского штампа, а сам я в Намибии. Мы в третий раз нанесли визит нашему другу-попугаю, и Мариус
позвонил Yopi. Того очень рассмешила ситуация, и он посоветовал нам ехать в город Aroab, 200 км к северу, и
пробовать пограничный переход Klein-Manasa (на ЮАРовской стороне известен как Rietsfontein), что в 60 км
оттуда. Это богом забытое место, никто там не ездит, пограничникам скучно, и, особенно если мы приедем
туда поздно вечером, у нас есть неплохой шанс. Если же не получится, то он советовал вернуться в Ароаб,
заночевать там, и позвонить ему утром. Тур по пустыне он отменил. Напоминаю, что мы его до этого ни разу
не видели, только заказали тур по телефону.

И мы поехали на север. Дорога там пыльно-каменистая, примерно как у нас через садовые товарищества,
кругом - степь и невысокие горы. Очень скоро солнце зашло, и сразу стало темно. Я вообще-то люблю
африканские закаты, и этот был особенно красив, но был он для нас не по делу. Мариус сказал, чтобы мы
внимательно смотрели
на дорогу, нет ли где светящихся глаз. Эти глаза обычно принадлежат антилопе куду, которая стоит у обочины
дороги. Испугавшись машины, она прыгает на нее и убивает двоих сидящих на передних сиденьях. Я сидел на
заднем, но все равно боялся, потому что машину водить не умел. Антилопа нам не встретилась, зато прямо
перед нами дорогу пересекла сова.

Посередине дороги мы остановились посмотреть на небо. Более ярких звезд я не видел нигде никогда. Небо
было абсолютно ясное, воздух абсолютно прозрачен и сух, и никакой засветки неба. Луны не было тоже.
Южный крест сверкал как ювелирное украшение (мне он не крест напоминает, а цветок). Млечный путь был
действительно млечным и удивительно красивым. Отчетливо были видны Большое и Малое Магелланово
облако, а также Угольный Мешок. Сириус сиял так ярко, что, казалось, в его свете можно читать.

Мы доехали до Ароаба без приключений, потом по узкой извилистой дорожке приехали к пограничному
переходу. Здесь оба домика - намибийский пункт и ЮАРовский - стояли рядом, со шлакбаумом между ними.
Кругом была кромешная темнота.

Сперва у нас родилась идея спрятать меня в багажнике, но мы от нее отказались, потому что у пограничников
была собака. Решили действовать легально. Веселые и приветливые негры на намибийском пункте поставили
нам штампы и пропустили нас. ЮАРовский пункт представлял собой небольшую хибарку без электричества.
Она освещалась газовой лампой, гудящей как шмель. Пожилой негр поднес мой паспорт к этой лампе, долго на
него пялился, поворачивал и так, и так, и сказал, что виза моя кончилась. Заметил. Мы спросили, а нельзя ли
без визы. Он сказал, что рад бы помочь нам, но боится. Если он
поставит свой штамп, то в аэропорту при вылете обнаружат, что он поставил штамп на просроченной визе. А
если не поставит, то обнаружат намибийский выездной штамп и поинтересуются, почему он не поставил свой.
То есть накажут в обоих случаях. Скорее всего, выпрут из погранички, а где сейчас работу найдешь? Он явно
был дружелюбнее того, другого, но все равно нам не помог. Пришлось нам вернуться.

Намибийские парни уже легли спать, мы их разбудили и объяснили ситуацию. Они глаза вытаращили. Как?
Из-за визы? Не пускать? Bastards! Что же делать теперь? Мы - ну, в Виндхук поедем. В Виндхук! 1000 км!
Кошиар! Из-за этих ...! Ну, счастливого пути! Поставили мне штамп. И тут я понял, что мне повезло. Теперь у
меня был штамп о въезде, о выезде, еще о выезде и еще о въезде. Поставлены в полном беспорядке, так что
можно было смело утверждать, что я просто приезжал в Намибию дважды.

Мы вернулись в Ароаб. Города здесь очень маленькие. Фермеры живут на фермах, а город - это магазин,
бензоколонка и почта. Всего одна улица, домов явно меньше десяти. В этом еще и гостиница была с гордым
названием Aroab Lodge. Город был уже как мертв - все спали. Мы разбудили хозяина гостиницы и поселились.
Гостиница была маленькая, неказистая, всего на два номера, но номера внутри были аккуратные и красивые -
много лучше, чем "Золотая Долина" в Новосибирске. Вот только есть было нечего. На кухне была старая газовая
плита и газовая же лампа (как на границе). Мы смогли сделать немного растворимого кофе и нашли немного
чипсов с пери-пери. Съели это дело, но голод не утолили. Я рассказал им русскую мудрость. "Мы знаем, -
говорю, - что надо делать, если вечером есть нечего". "Что?", - спросили они с надеждой. "Ложиться спать
голодными". Так и сделали.

Утром нашли телефон на почте и позвонили Yopi. Телефон был ручной - "Барышня, дайте Смольный", и
говорили мы аккуратно - "То дело, о котором говорили вчера, не получилось". Он повеселился и объяснил, как
нам проехать к фермеру, который нам поможет. Я бы никогда не понял этого объяснения, но Мариус сам сын
фермера и прекрасно знает, как там все устроено.

Мы поехали и через час были на ферме. Ферма - это громадный дом, с огромным бассейном, баром и
оранжереей внутри, спутниковой антенной и обычной радиостанцией. И все внутри со вкусом оформлено.
Такого дома я и у новых русских не видел. Впрочем, я у них в гостях и не бывал.

Фермер был очень приветлив. Он рассказал нам, что
- Yopi ему звонил и сказал "К тебе сейчас приедут люди. Если сможешь, помоги" (суть дела не уточнил).
- за час до нас к нему приезжала полиция и сказала, что город Ароаб, по ее сведениям, используется мафией для
транспортировки наркотиков через границу, не знает ли он чего. Он сказал, что не знает.
- против него есть приостановленное уголовное дело по факту перевода кого-то через границу, и если он
попадется, то попадет прямиком в тюрьму
- тем не менее он нам, конечно же, поможет.
Фермер угостил нас шикарным обедом, потом по рации связался с соседом на ЮАРовской стороне и сказал
ему: "Тут к тебе люди приедут - помоги им, ладно?". Договорились, что к 5 часам вечера он привезет меня
к границе, Мариус с Шарлоттой выедут в 3:30 через пограничный переход и приедут к тому фермеру. Тот на
своем джипе подъедет к границе и заберет меня. Так и сделали. Мои друзья уехали, я остался один.

Они позже рассказывали, что, когда проезжали намибийский пункт, те же негры спросили про меня, все ли со
мной в порядке. Мариус сказал, что они посадили меня на автобус до Виндхука. Те сказали - хорошо, а то мы
беспокоились, и еще добавили несколько крепких выражений в адрес ЮАРовских пограничников.

Примерно в пол-пятого мы сели в "Тоету" и поехали прямо через пустыню к границе, к месту, находящемуся
достаточно далеко от пограничных постов. Дотуда километров 30. Там поставили машину в низинке,
заглушили мотор и стали ждать. Мариус с тем фермером все не ехали. В пол-шестого я начал беспокоиться. Что,
если они не приедут? А я один на ферме в Намибии. Вот история будет. Впоследствии выяснилось, что такая
возможность была. Мариус ехал очень быстро, немного отвлекся и не заметил поворота. Пришлось резко
тормозить, машина описала полный оборот, и остановилась в полуметре от большого камня. Если бы врезались
в него, то и не приехали бы за мной. После этого они ехали медленно, оттого и опоздали.

Итак, где-то в 5:45 мы услышали звук мотора, но к нашему удивлению это был не джип, а мотоцикл. На нем
радостно ехал Мариус. Оказалось, что джип был занят - жена фермера уехала в город, он дал Мариусу
кроссовую "Хонду" и указал дорогу. Я их сфотографировал на память - Мариус и фермер сидят по две стороны
забора, после чего я торжественно перелез забор (и этот момент тоже сфотографировали), и тут фермер сказал,
чо у него для Мариуса есть подарок - коробка страусиных яиц. И вот вопрос - как разместить Мариуса, меня и
коробку на одноместном мотоцикле. Кончилось тем, что я сел сзади, растопырил ноги и обхватил Мариуса,
коробку воткнули вертикально между нами, и я так и ехал, балансируя ногами, всю дорогу через пески. Хорошо,
близко - 5 км.

На ферме нас встретили радушный фермер и его жена, вернувшаяся из города, порадовались, что все прошло
успешно, и мы уехали. Вскоре мы приехали в Molopo Lodge и увидели, наконец, этого Yopi. Он выглядел
немного похоже на того фермера - был толст, круглолиц и весел. Он был очень рад.

Несколько финальных замечаний:

1) никто из участников операции не взял за это денег

2) Yopi начал организовывать тур - закупил продуктов, завез их в лагерь, но денег за это тоже не взял, сказав,
что это не наша вина, что тур отменился

3) Из нашего первоначального разговора Yopi решил, что проблемы у нас на намибийской стороне. Если бы он
знал, что они на ЮАРовской, он бы запросто позвонил своему знакомому в Апингтоне, работающему в
местном пограничном управлении, он бы тоже позвонил кому надо, и нас бы пропустили мигом и без базара.
Связи могут все!

4) я спросил у Мариуса, что он чувствует по поводу нарушения закона. Он высказался в том смысле, что не
люди для законов, а законы для людей, и если этот закон людям мешает жить, то этот закон он #$%@.

На следующий день (в субботу) мы отправились в парк Kalahari Gemsbok, где видели много животных, и где, в
палаточном лагере Mata-Mata и заночевали, предварительно выпив бутылку теплой водки "Смирнофф" из
горла, закусив печенюшками. От этого я и пострадал - ночью к ограде подходил лев, и громко рычал. Я проспал
это дело, а Мариуса разбудила жена. На другой день вечером были уже в Кейптауне.

В аэропорту у меня спросили, продлевал ли я визу. Я сказал, что мне на пограничном посту сказали, что не
надо, помахали рукой, пропустили в обе стороны, и не поставили никакого штампа. Все обошлось.

К О Н Е Ц

Дополнение

Заполняя в посольстве бумаги на werkpermit, я наткнулся на вопрос - "Бывало ли так, что вы просили
ЮАРовскую визу, и вам отказали?". Вообще-то тот инцидент на границе как раз сюда годится. Я гордо написал
"нет", и потом все боялся, что это дело всплывет - при ихнем уровне отчетности это возможно. Не всплыло. Я
думаю, те мужики на границе - люди разумные, все следы уничтожили, а деньги поделили. Молодцы.

Но вот только в аэропорту, когда я проходил паспортный контроль, пограничник сказал мне - "У вас виза
однократная (видали вы такое? Виза сроком на год - и однократная?), так что имейте в виду, вам следует
обратиться за многократной визой, если вы захотите съездить... ну, к примеру, в Намибию". И хитро
подмигнул. Или мне показалось?

Автор: Африканец (точные данные неизвестны)

Город

Windhoek / Виндхук

Страна

Namibia / Намибия

Почта
wpe1.gif (1390 bytes)

elena@namibweb.com

Главная страница

Bookmark and Share

Page created and serviced by

www.namibweb.com

Copyright © 1998-2017 NamibWeb.com - The online guide to Namibia
All rights reserved
Page is sponsored by ETS & www.namibweb.com
Disclaimer: no matter how often this page is updated and its accuracy is checked www.namibweb.com and ETS will not be held responsible for any change in opinion, information, facilities, services, conditions, etc. offered by establishment/operator/service/information provider or any third party